Город Столбцы - младший брат местечка Новы Свержань

Александр Волчков


Время возникновения города Столбцы - вопрос до сих пор точно не выяснено. Отечественная историческая литература падает на этот счет разные сведения: 1500 год, 1511, первая треть, половина XVI века и наконец - 20 июня 1593 года.

Известен населенный пункт, торговое местечко Великого княжества Литовского, принадлежал магнатам Слушки, затем Радзивиллам, Денгофа, Чарторийским. В архивных документах обозначен как Столбцы, Ставпцы, Столбцы, столпе, Stolpze (польское орфографическое написание).

Столбцы имеют очень удобное географическое расположение. С глубокой древности люди селились по берегам рек и озер. И в окрестностях нынешних Столбцов, на берегу Немана археологи обнаружили стоянки человека эпохи мезолита (5 тысяч лет до новой эры), стоянки неолита (3 тыс. г. до н. Э.), Раннего и среднего бронзового века (середина и начало 2 - го тысячелетия до н. э.). Конечно, эти стоянки никак не ассоциируются с сегодняшним названием города. А когда же именно это название появилось впервые?

Первая дата - 1500 год - автором этого исследования взята из фундаментального труда «Живописная потерялся. Отечество наше в разабраць земельных, Историческая, племенной, экономическом и бытовой значении». Очерк «Исторические судьбы Белорусского Полесья» помещен в т. 3 ч. 2 книги этого энциклопедического издания, выпущенного в Санкт-Петербурге в 1882 году. Автором очерка является знаменитый белорусский, польский и русский историк, археолог, этнограф А. К. Киркор. Он утверждает, что в 1500 году исчезает последний тень удельной системы. Прекращаются самые титулы княжеств и вместо них устанавливаются воеводства. В одно из утвержденных шести воеводств - Новогородской (Новогрудская) вошли вместе с населенными пунктами Новогрудок, Несвиж, Любча, Мир, Кореличи, Клецк, Слоним, Жиро-вичы, Слуцк, Копыль и Столбцы (в очерке автор называет их - столпы).

Но с этим не соглашаются современные исследователи. "Белорусский энциклопедия" (Мн., 2000 г., т. 2, ст. 92) указывает, что Новогрудская воеводства как административно-территориальная единица Великого княжества Литовского была образована в январе 1507 года. Вначале территория воеводства фактически соответствовала территории Новогрудского уезда. А по данным 1565 оно уже состояло из уездов Волковысского, Новогрудского и Слонимского. 9 городов и городков воеводства имели Магдебургское право: Винница, Копыль. Любча, Мир, Новогрудок, Несвиж, Ружаны, Слоним, Слуцк.

Как видно, Столбцы в составе Новогрудского воеводства ни в 1507, ни в 1565 годах не значатся. Нет их и на карте Новогрудского уезда конца XVI века, хотя другие поселения, как Залужье, Свержень, Николаевщина, Отцеда, Вишневец, Падерычы, Жатерево, перловой (ячневой), Аталезь, Засулье, Гуменовщина, Рубежевичи, Деревная, Тоново, Хотова, Налибоки , Рудня здесь обозначены.

Не найдем Столбцы и на карте конца XVI века, составленном историком М. Ф. Спиридоновым, на Радзивилловской карте 1613. Однако значит ли это, что в XVI веке Столбцы не существовали?

Как утверждает историк А. Ельский в "Географическом словаре Польского королевства и других славянских стран", изданном в Варшаве в 1886 году, Столбцы значатся в документах с того времени, когда они стали владением Гальшки Кмицянки из рода Хрептовичей, вступившая в брак с Николаем Слушки , кричевском старостой. Слушки, констатирует исследователь, обладали Ставпеччынай в первой половине XVI века, их сменили Денгофа, а в 1582 году Николай Христофор Радзивилл (Сиротка) приобрел этот край и присоединил его к домену Свержень. После Радзивиллов Столбцы перешли в приданое князей Чарторыйских и оставались в них до 1831 года.

Тут, кстати, можно привести мнение выдающегося польского и белорусского писателя XIX века Владислава Сырокомли, знаменитого знатока Неманского региона, который с весны 1844 арендовал фольварк вовлекает. В "Путешествие по моим бывших окрестностях", изданных в Вильно в 1853 году, он писал: "Мы очень сомневаемся, что оно (местечко Столбцы) могло быть основана раньше, чем во второй половине XVI века. Ведь цитирован нами привилегия Сигизмунда И Хрептовичу на Свержень закрепил за ним оба берега Немана, причем Столбцы там даже не упоминаются, - свидетельство того, что они еще не существовали ".

Вторая дата - 1511 год - заимствовано некоторыми белорусскими историками и краеведами с научно-популярной работы "Книги и люди" известного белорусского литературоведа, исследователя Степана Александровича. Рассматривая тему обучения студентов в Краковском университете, выходцев из Великого княжества Литовского, в 1511 году он писал, что попадали люди в университет не только из городов и местечек, и даже из глухих деревень, в том числе из села Липа из-под Столбцов. Информация, поданная исследователям, базируется на списках студенческого и преподавательского состава Краковского университета, сохранившиеся в архиве этой знаменитой учебного заведения.

Однако, как утверждает в своей работе Андрей Латушкин, кандидат исторических наук, преподаватель Белгосуниверситета, который специально занимался изучением истории основания нашего райцентра, такого места как Столбцы там не значится. В тексте под этим годом действительно указаны студенты из населенных пунктов, название которых похоже на "Липа" - "Jonn de Lupnyc", "Felix de Lipnicza" (на латинском языке). Но такая локализация, как доказывает историк, не больше, чем собственное допущение С. Александровича, она никак им не обосновывается. Сами же Столбцы упомянутый в его работе лишь косвенно и их соединение с датой "1511" - не больше, чем произвольная интерпретация информации поздними авторами. Добавим, что ставбчанин Аркадий Змачынски посылал запрос в Краковский университет. В ответе не была подтверждена связь данного факта с нашими Столбцами.

Рассмотрим другие версии относительно даты основания Столбцов. Так, в книге «Путеводитель по Литве и Беларуси", изданной в Вильно в 1912 году, утверждается, что в первой трети XVI века поместье Столбцы с центром-усадьбой Кавалевшчына принадлежал Николаю Слушки, в 1582 году имение, который перешел к Николая Христофора Радзивилла, был административно привязан к Новому Сверженя.

Версию существования Столбцов в первой трети XVI века поддерживал и кандидат исторических наук Валерий Шаблюк. Он напомнил один интересный документ, который датируется 1568 годом. В нем при описании имения Кавалевшчына называется "сарай уездные над Неманом" (корчма), которую держал Илья Случанин. Корчмы обычно строились у рек, в тех местах, где существовали переправы, так как в таком случае они приносили постоянный доход. Возможно, рассуждает историк, от этой корчмы на Немане и берет свое начало история современных Столбцов.

Белорусские авторы В. Малишевский и П. Пабока утверждают в своей книге "Наши города", выпущенной в издательстве "Народная асвета" в 1991 году, что Столбцы известен с первой половины XVI века как торговое местечко.

Не найдет читатель точной даты основания Столбцов и в книге "Городские поселения в Российской империи», своего рода энциклопедии по истории городов и местечек Российского государства, изданной в Санкт-Петербурге в 1863 году. В ней сообщается, что городок Столбцы известно с XVI века.

Истину невозможно установить? Конечно, можно. Обстоятельное исследование по истории нашего города провел уже упомянутый в статье ранее историк Андрей Латушкин. Он, опираясь на документальные источники Российского государственного архива, исследование древних актов, особенно Литовской метрики - материалы канцелярии Великого княжества Литовского, Национального музея истории и культуры Беларуси, главного архива древних актов в Варшаве, составил подробную историю основания города Столбцы.

Как утверждает ученый, Столбцы от начала своей фиксации в исторических источниках (по его данным это 1623 год) выступают как частное местечко рода Слушки. Тогда оно входило в состав большого имения Александра Слушки (годы жизни примерно 1580 - 1647). Поместье располагался на правом берегу Немана, в Минском (Минском) уезде и граничил со Сверженский владениями Радзивиллов. Согласно инвентарем городок Столбцы от 15 августа 1664 г., сюда также входили села Пазнялёвшчына (возможно Кисялёвшчына), перловой (ячневой), Баханы, Слобода, Стэцки (Стецко), Заямна (Заямнае), Лобков (Лапки), Опечки. Центром имения и резиденцией Слушки был двор Кавалевшчына. В Национальном государственном архиве Беларуси сохранились изображение и описание усадебного дома во дворе Кавалевшчына, предположительно, времени Александра Слушки. Дом был деревянный, на каменном фундаменте, крыша крытый гонтом. На первом этаже находились столовая комната, кабинет, кладовая и другие помещения, еще один комната была на втором этаже.

Слушки завладели этим имением в 1582 году в результате обмена на него у Николая Криштофа Радзивилла своих земель на левом берегу Немана в Новогрудском уезде, с центром в Жатерево. Исторические источники свидетельствуют, что изначально и один, и второй имения входили в состав древнего более крупного владения - Сверженя, известного с ХV века.

Согласно инвентарными описаниями, найденными в архивах, имение Свержень состояло из местечка под таким же названием (в некоторых документах, на старобелорусском языке - амбара), сел Залужье, Магилянка (Могильно), Крупичы, Заболотье, Любна (Любча), дворца Кавалевшчына и других. Территория поместья охватывала просторы вдоль берегов реки Неман приблизительно от села Могильно и к Аталези. Располагалась она сразу в двух уездах - Новогрудском и Минском, Неман выступал природной границей между ними.

Впервые Свержень упоминается в грамоте Великого князя Литовского Витовта, по которой он в 1428 году подарил это владение своей жене Ульяне. Упоминание о Свержене мы находим и в привилегии князя Литовского Казимира от 1482, данным какому-то Есипу Дмитрова на село, что держал покойник, господин Герман, городничий Виленский, в Сверженский уезде на Жатерево со всем, что издавна к тому служит "(текст по Литовской метрике).

Андрей Латушкин документально проследил историю владельцев имения и окружающих Наднеманская территорий. Упоминаются имена Она Хрептовича, представителей родов Остика и Врэлевских, Астафей Воловича, Кмита ... С 70-х годов XVI века в качестве хозяев фигурируют уже известные имена Радзивиллов.

В собственности Николая Христофора Радзивилла до 1580 года находился почти всё старинное поместье Свержень, четвертая часть этой территории осталась за Николаем Слушкой. Сверженский земли были разбросаны по обоим берегам Немана. Центром радзивилловского имения был замок Свержне, а центром слушкавскай части являлся двор Жацеравски в Новогрудском уезде. Цераспалоснае расположение земель обоих собственников препятствовало эффективному ведению хозяйства. Поэтому 31 марта 1581 года Жена Николая Слушки Гальшка Кмицянка, которая также имела право наследования на часть этих земель, и Николай Христофор Радзивилл выдали друг другу письма. По их определялся срок обмена землями и деревнями - праздник Трех Королей по римскому календарю в 1582 году.

Согласно соглашению Кмицянка уступала Радзивиллу двор Жацеравски со своей четвертой частью в поселке Свержень и селами в Новогрудском уезде, а тот должен был уступить ей села и земли своего Свержанскай поместья за рекой Неман в Минском уезде: Аталезь, Тулёнку, Опечки, сялко Сорока, стал (заставу) с мукомольной и лесопильном мельницами, перевоз на реке Неман возле Жукова Борка.

Панорама из костела св. Казимира на улицу Пилсудского и церковь. Снимок сделан в 30-ые ??годы прошлого века. Авторский почерк с некоторой вероятностью указывает на знаменитого белорусского фотографа и этнографа Яна Булгака, снимавшего тогдашние Столбцы. Редакция благодарна ставбчанцы Лидии Адамович за предоставленную для публикации интересную фоторепродукциями.

После окончания волочной размеры в имении Свержень и сравнения площади замененных частей обе стороны обещали добавить друг другу количество земли, которой им не хватало - или Кмицянка Радзивиллу со своего "занеманской" имения, или Радзивилл Кмицянцы за Неманом земли Плячышцкия, Заямнавския и Сцяцковския. Также Радзивилл обязался Кмицянцы взамен за полученные здания во дворе Жатерево подвезти туда, где она назначить место для строительства нового двора, дерево с Аталезского и Апечкавскай пускал, кирпич и известь. Дополнительно Радзивил издал Кмицянцы письмо о назначении срока вывоза ее имущества с Жацеравскага двора - день святого Мартина в 1582 году.

На день Трех королей, 6 января 1582 года, заинтересованные стороны съехались ко двору Жатерево и Новогородской Возничий Станислав Фядькович совершил официальную подачу в собственность Радзивиллу, через его доверенное лицо и служителя Мартина Тхарэвскага, Новогородской части имения Свержень, принадлежавшая Гальшцы Кмицянцы. Существовал также и документ об аналогичной передаче для Кмицянки от Радзивилла его минской части имения.

Весной 1582 было закончено обсуждение и Отграничение обменных частей имения Свержень. 1 мая того же года Кмицянка с Радзивиллом обменялись письмами с определением границ каждой части. В архиве сохранились экземпляры, изданные Кмицянкай Радзивиллу. В документе упоминается, что Кмицянка до "своих дворов Плячышцкага и Заямскага" получала измеренных 485 волок земли, как "своих атчызных, так и радзивилловской минской части имения Свержень, а именно от него Залусский имения в Опечках", кроме него Аталезского и атцэдских земель. В Национальном музее истории и культуры Беларуси сохраняется описание границ этих ее земель. Припоминаются земли возле Немана, Сулы, Ячанки.

В свою очередь Кмицянка уступила Радзивиллу всю свою часть Свержанскай имения, лежавшую в Новогородской уезде, вместе с двором Жатерево и четвертой частью местечко Свержень, а также куски отечественных земель в Минском уезде.

Николай Христофор Радзивилл и дальше продолжал сбывать имения на правом берегу Немана с целью расширения своих владений на Новогородчина. Так, в июле 1586 года он обменял еще одну часть своего Свержанскай имения в Минском уезде - Артюх, Отцеда - на владения Миткевича в Новогородской уезде. Притом шел на неравномерный, себе в убыток, обмен, лишь бы укрупнить и округлить владения на Новогородчина. В архивных письмах упоминается, к слову, небольшое владение Матвея Кучкуны. Упомянутый человек, видимо, был основателем современных Кучкуны, год основания поселения, можно считать, - 1586-й.

Таким образом мы проследили историю Столбцовского региона к моменту овладения им родом Слушки, которые в результате сделки с Радзивиллом получили пределы на правом берегу Немана в четырехугольнике Свержень (Левобережный) - Аталезь - Засулье - Отцеда. Однако же ни в одном из тогдашних известных сегодня документов не значится населенный пункт с названием Столбцы. Это же отметил и В. Сырокомля в "Путешествие по моим бывших местах". Так были тогда Столбцы или не были?

Учитывая все это, А. М. Латушкин делает вывод, что история части имения Свержень, которой завладели Слушки в 1582 году, является предысторией города Столбцы.

Слушки после получения земель на правом берегу Немана, развивая свои владения, заложили там местечко, хорошо уже известное с XVII века как Столбцы. Подтверждение того, что оно является именно новазакладеным, основанным Слушки, обнаружено в документах судебного процесса, который начался в 1632 году между Каштальян жмудским Александром Слушки и его соседом, канцлером ВКЛ, Каштальян Троцким, несвижском ордината Альбрехта Владиславом Радзивиллам.

Дело в своей основе касалось пересечения экономических интересов Радзивиллов и Слушки на свержаншчыне и в Понеманье вообще. Каждая из сторон были свои городки, первые - Свержень на левом берегу Немана, другие - Столбцы на правом. Расстояние между ними, сами знаем, была мизерная, что вызвало сильное соперничество в торговле и в портовой деле, ведь со Сверженя и Столбцов начинался Балтийский путь речного перемещения грузов в Западную Европу.

К концу XVI века западный направление внешней торговли Великого княжества Литовского становится господствующим. Неман превращается в важнейшую торговую артерию для всей страны, а городки Свержень и Столбцы становятся важнейшими портами на Балтийском пути. Экспортировалось отсюда в основном сырье: лес, поташа, воск, кожи, зерно и другие продовольственные товары. Грузы по реке перевозились на специальных судах - Витина. Размеры их равнялись 40-50 метров в длину и 6-7 метров в ширину. Изготавливались они из дуба. Судно делилось на три основные части: переднюю, где располагались слуги и кухня, центральную, где складировались товары, и кормовую - там располагался комната владельца Витины. Грузоподъемность Вицин достигала 10 000 пудов (1 пуд = 16,3 килограмма). Издали товары завозились к складов в Свержене и в Столбцах.

Объектом спора выступил паром через Неман и чаевые на Столбцы. Поскольку левую сторону реки принадлежал Радзивиллам, то причаливать можно было только с их согласия. А ее явно не было. Таким образом, грузы и люди из Столбцовского стороны, обладания Слушки, перемещались как бы незаконно. 13 мая 1632 года, в "день торга» в Столбцах по приказу князя Радзивилла паром был уничтожен, путь на Столбцы со Сверженя перекопан, любое перемещение в сторону Столбцов было заблокировано войсками князя под угрозой применения оружия. Радзивилловской армия отказывалась общаться с уездными и воеводскими властями, вызванными на место конфликта, вела себя по отношению к ним агрессивно. Со стороны Слушки имелись пострадавшие. В дальнейшем Радзивилл приказал перенести день ярмарки в Свержене с воскресенья на среду, что фактически срывала Столбцовский базар, который приходился на четверг. Князь приказал также построить альтернативный новый перевоз за своим местечком Свержень.

Александр Слушки подал на Радзивилла в суд. Дело дошло до Главного трибунала ВКЛ. В судах есть Радзивиллов заявлял, что использование Слушки перевоза незаконное, поскольку при этом нарушаются границы его владений. Слушки ссылался на упомянутое ранее соглашение 1582 между М. К. Радзивиллом и Г. Кмицянкай, а также на давность владения им столбцовском извозом.

В результате разбирательства, которое длилось до 1633, было установлено, что в предельном акте от 18 июня 1582 Столбцовский перевоз не значился. Более того, констатировалось, что паром, чаевые и сами Столбцы не являются древними.

Результат судебных споров был все же не в пользу Радзивилла. Несмотря на то, что его сторона представила много аргументов, суд учел главную жалобу Слушки на то, что действия Радзивилла, кроме их незаконности, могли полностью подорвать экономику Столбцов («разрушить городок"), Главный трибунал своим декретом в Минске 19 сентября 1633 года приговорил Столбцовский паром, оба берега Немана и право пользоваться трактом Александру Слушки, с 1633 - воеводе минскому, и постановил князю Радзивиллу возместить ущерб, нанесенный им Слушки.

Во всей этой истории нас наиболее интересует документальное утверждение, что городок Столбцы заложено Слушки. Но точно когда это могло произойти? Из исторических источников известно, что городок существовал уже в 1623 году. 23 апреля указанного года минский Каштальян Александр Слушки со своей женой София из дома Зеновичей выдал привилегию на учреждение в поселке (название не указано, но по всем приведенных обстоятельствах это Столбцы) костела и монастыря отцов Доминиканцев.

На основании найденного документа можно сделать вывод, что городок на то время было уже довольно крупным, в нем имелись рынок, гостеприимный дом или трактир, другие постройки. В планировку входило несколько улиц, одна из которых имела название "глухая". Отличительной кажется упоминание о наследственном характере обладания. Это указывает на возможность существования его еще при родителях Александра Слушки.

Свет на изучаемом проблему проливает документация на наследственные владения Александра Слушки. Остатки архива рода хранятся в главном архиве древних актов в Варшаве. В нем описана та часть наследия, которую получил Александр Слушки от отца. Это имение "двор Свержне, называемый Ковалевщизна над Речка Одцедкою с замочком над рекою Немна и фольварок Заямное с будованьем дворовым, с местечком Свержне над рекою Немна новоствожоным в повете Минском лежачие" (цитируется по архиве). Весь отмечены имение далее по документам проходит под названием Свержне.

Таким образом следует, что Слушки действительно унаследовал местечко, но оно было "новоствожона", значит, не им основана, и называлась Свержне. Здесь сразу возникают два вопроса: не является ли местечко Свержне тем же, что Свержень или позже Новый Свержень? И имела ли оно что-то общее со Столбцами, или все-таки Столбцы, как и утверждалось в судебных документах 1632-1633 годов, были основаны Александром Слушки после 1597?

Радзивилловский местечко Свержень существовало еще в первой половине XVI века, оно упоминается в документах 1568, 1569 годов. И поэтому в конце XVI века его нельзя было характеризовать как "нововсажоное". В общем, бытования в регионе несколько одинаковых названий и их вариантов - явление исторически обусловлена. С ХV века все Принеманские территории приблизительно от Могильно к Аталези входили в состав одного крупного имения Свержень. При его дробление между различными собственниками название за каждой отдельной частью оставалось, как правило, та же. Однако она имела уже значение не названия населенного пункта, а указывало на его происхождение, предварительную принадлежность, связь с крупнейшим старшим центром.

Так и после обмена владениями между Слушки и Радзивиллом, и, как минимум, до конца ХV века получен поместье Слушки продолжали называть Свержне, или Сверженский, обычно с конкретизацией, "что лежит в Минском уезде". Соответственно на новазаснаванае Слушки место, указанное в акте 1597, была распространена такая же название - Свержне.

Наиболее вероятной, как утверждает исследователь А. Латушкин, является вывод: городок Свержне, которое входило в усадьбу Слушки в 1597 году, это то же поселение, которое позже выступает под названием Столбцы.

Подтвердить и уточнить отмеченное положение позволяет очередная источник. Среди актов Метрики ВКЛ обнаружен "Привилегия короля Польского и Великого князя Литовского Сигизмунда III вдове кричевского старосты Николая Слушки на торги и ярмарки в ее новазакладеным городке Сверженский Минского уезда", изданный в Варшаве 20 июня 1593 года. Фактически это основной документ по истории изучаемого вопроса. Согласно ему выясняется, что городок Свержанскай в своем имении Сверженский, который находится в Минском уезде, при реке Неман, заложила именно Гальшка Кмицянка, а не ее сын Александр. Она же означенном привилегией получила в монарха разрешение проводить там еженедельные торги в четверг и ярмарки дважды в год: на праздник Преображения Христова и зимой на день святого Николая. День, определенный для торгов в городке Сверженский, - еще одно доказательство справедливости атаясамлення его со Столбцами.

Еще раз вернемся к истории конфликта между Слушки и Радзивиллами в 1832 году. И обратим внимание на обстоятельство - перенос торгов в городке Свержень с воскресенья на среду, что вызвало бурный протест Слушки, поскольку "в приписывать" местечке Столбцы торги были определены на четверг. То есть, на тот день, который был декларируемый привилегией с 1593.

Таким образом, нам представляется очевидным следующее. Гальшка Яновна Кмицянка, вдова Кричевского старосты Николая Слушки, при обмене частями имения Свержень с Николаем Христофором Радзивиллом в 1582 году взамен на свои наследственные владения на левом берегу Немана, в Новогрудском уезде (четвертая часть местечка Свержень, двор Жацеравски с прилегающими селами) получила владения в Минском уезде, лежащих в пределах района: Свержень (Левобережный) - Аталезь - Засулье - Отцеда. Имение назывался Свержне, или имение Сверженский, центром его был двор Кавалевшчына. В период с 1582 до 1593 она основала там местечко, которое располагалось над Неманом, как и имение, сначала называлась Свержне. 20 июня 1593 года Сигизмундом третьем был придан привилегия на торги и ярмарки в этом городке. В 1597 году имение и поселок унаследовал сын Гальшки Александр Слушки. При нем в период с 1597 по 1632 год местечко было переименовано в Столбцы.

Местечко, как и весь поместье Слушки, активно развивалось и стало составлять значительную конкуренцию соседнему радзивилловского Свержень. В этой ситуации использование близко похожих названий могло привести к сложностям в правовом смысле, путаницы при судебных разбирательствах и т. п. Таким образом перед Слушки и могла возникнуть необходимость выбора отличающейся от Свержне названия.

Почему же именно Столбцы? Относительно названия нашего города существует несколько версий, легенд. Одна из них - от столбов (Столбцов, ставбов) на реке Неман, с помощью которых была налажена работа парома. По мнению составителя топонимический словарь В. Жучкевич столбами (столбами) отмечали дорогу через местность, что не имело четких ориентиров, особенно зимой. По еще одному из преданий, столбами указали место бывшего монастыря, обитатели которого умерли во время эпидемии холеры. Существует и такая версия: Столбцы, от слова "столпы" - небольшие башни для монахов - Затворник или "Столпника", что могли жить при монастыре, основанном в 1624 году. И наконец название связывают с "столбцами" газетных листов. В XVII веке здесь располагался один из корреспондентских пунктов рукописной газеты "Куранты", которая выходила в Москве. Краеведы также не отбрасывают версии и о столбах, что делили владения Слушки и Радзивиллов.

Вообще же, подытоживая сказанное, отметим, что Привилегия Сигизмунда III 20 июня 1593 года Гальшцы Кмицянцы - это первая архивная источник, проливает четкое свет на историю основания нашего райцентра. Поэтому этот день и год, как считает исследователь А. М. Латушкин, можно считать днем рождения города Столбцы. Хотя и эта дата может быть не окончательная и нас ждут новые открытия по данным вопросу.